Кругосветное путешествие поневоле

Японский корабль «Ймей Мару» с русскими детьми на борту

Зима 1918 года была непростой для жителей Петрограда. Первая мировая война и революции привели к перебоям в поставках продовольствия. Это было голодное время, когда родители не могли прокормить детей. Но в глубине страны сохранились так называемые «хлебные губернии», которых почти не затронули потрясения 1917 года. Поэтому многие петроградцы искали возможность отправить детей на лето туда, где их ждало нормальное питание. Весной 1918 года организация «Союз городов» предложила увезти маленьких петроградцев на Урал, в «питательную колонию». Самые активные родители – часто представители интеллигенции, заплатили по 75 рублей за одного ребёнка и отправили в путь своих птенцов в возрасте от 6 до 15 лет. В итоге, то что должно было стать светлым летним лагерем, превратилось для детей в тяжёлое испытание и принудительное путешествие вокруг света. Домой они вернулись спустя почти 3 года.

Петроградская питательная колония

puteshestvye2

Дети времён Гражданской войны

18 мая 1918 года с Финского вокзала отправился санитарный поезд, наполненный детьми и воспитателями. Они не знали, что едут на территорию, охваченную мятежом. Днём раньше в Челябинске произошло восстание Чехословацкого корпуса. Когда состав с колонистами подъехал к Челябинску, его остановили военные, говорящие на чужом языке. По удачной случайности, среди воспитателей оказался чех, который сумел договориться с солдатами. Почти 800 детей отправились на подготовленные для них дачи. Для ребят началось прекрасное лето, наполненное играми, танцами, купаниями в озере, прогулками на природе и обучающими экскурсиями. Тем временем за их спинами возникла линия фронта Гражданской войны с взорванными мостами и перерезанными железнодорожными путями. Маленькие колонисты и их воспитатели оказались в ловушке.

Спасти детей

puteshestvye3

Кровопролитная Гражданская война не позволяла колонистам вернутся домой

Шла Гражданская война. Цены на продовольствие росли, детям опять пришлось питаться очень экономно. Подростки пошли зарабатывать себе на хлеб к местным крестьянам. Некоторые воспитатели стали продавать свои скромные драгоценности, даже обручальные кольца, лишь бы накормить самых маленьких. Тем временем в Петроград не приходило никаких вестей из детской колонии. Зато родители знали, что путь отрезан линией фронта. Приближалась зима, а у колонистов была только летняя одежда. Встревоженные взрослые решили отправить с деньгами трёх представителей – музыканта Валерия, ярого революционера Ивана и шведского пастыря Вильгельма. Главной их задачей было найти детей, накормить их, одеть потеплее, и, по возможности, вернуть домой. Так странная компания – виолончелист, большевик и священник пошли на рискованную миссию. Началась осенняя распутица, телега застревала в слякоти, приходилось идти пешком. В воздухе свистели снаряды, вокруг взрывались бомбы, на дорогах лежали погибшие. Мужчины нашли детей, но везти их домой по такому маршруту означало подвергать их смертельному риску. Тогда они обратились к представителю христианской организации YMCA Альфреду Свану. Он задействовал американский Красный Крест, который собрал тёплую одежду и пообещал снабжать колонистов едой столько, сколько понадобится.

Под флагом Красного Креста

puteshestvye4

Флаг организации Красный Крест

Зимой Альфред Сван прибыл к колонистам и взял управление в свои руки. Детей впервые за 3 месяца накормили досыта, умыли, провели дезинфекцию от паразитов и одели в тёплую одежду. Возобновились учебные занятия. Поскольку линия фронта угрожающе приближалась, в 1919 году они решили перебросить подопечных железной дорогой во Владивосток. Там заботу о колонистах приняли на себя представители Красного Креста – американцы Райли Аллен и Ханна Кэмпбелл, которую дети очень полюбили и называли Мамашей Кэмпбелл. Красный крест искал возможность отправить детей в Петроград, но все планы рухнули, когда 5 апреля Владивосток был захвачен Японской армией. Оккупанты взорвали железнодорожные мосты. Путь домой опять был отрезан.

Пассажиры «Йомей Мару»

puteshestvye5

На корабле

Райли Аллен решил вывезти детей морским путём. Красный Крест смог взять в аренду японский грузовой корабль, трюм которого снабдили двуярусными кроватями. У грузового корабля было очень символическое название – «Йомей Мару», что означает «Круг судьбы». Дети и их воспитатели поплыли через Тихий океан с краткой остановкой в Японии и 14 июля 1920 года прибыли в Сан-Франциско. Далее сухогруз проплыл через Панамский канал и прибыли в Нью-Йорк. Там дети узнали ошарашившую их новость, что представители Красного Креста собираются отправить их не в Советскую Россию, а во Францию.

Мы хотим домой!

puteshestvye6

Так в 1920 году выглядела арена Мэдисон-сквер-гарден

Американцы не хотели держать детей как пленников. Но они знали, что в Петрограде всё ещё было критическое положение с продовольствием. Красный Крест полагал, что во Франции колонисты попадут в руки большой русской диаспоры, и детям там будет безопаснее. Даже президент США Вудро Вильсон прислал им письмо с приветствием, в котором пожелал благополучного пути. Но не на родину, а во Францию. Дети были возмущены. 4 сентября 1920 года на публичном выступлении в Мэдисон-сквер-гарден, где собрались 20 тысяч зрителей колонисты выступили с протестом: «Мы верим Красному Кресту, потому что он столько сделал для нас. Мы голодали на Урале, а Красный Крест нашёл нас и накормил. Но мы не хотим ехать во Францию. Мы хотим ехать домой, в Петроград. Мы ведь русские. Мы хотим домой!».

Возвращение

puteshestvye7

Петроградские девочки плывут домой

Понятно, что после этого Красному Кресту не осталось ничего, кроме как пообещать вернуть колонистов в Петроград. Корабль отправился в путь, пересёк Атлантический океан, сделал короткие остановки во французском порту Брест, в немецком Киле и вошёл в Балтийское море. Остался самый короткий и самый опасный промежуток пути. После Первой мировой войны там осталось множество морских мин. «Йомей Мару» шёл самым медленным ходом и довёз детей до Финляндии. Прошло 2,5 года и Петроградская питательная колония, отправленная в летние лагеря на Урал, наконец-то, возвратилась домой.