Достоевский – 200!

11 ноября 2021 года исполнилось 200 лет с дня рождения Фёдора Михайловича Достоевского

200 лет назад родился Фёдор Михайлович Достоевский. Гений литературы и психоанализа, единственный в мире писатель, сумевший документально точно описать потаённый мир человеческой души с её пороками и добродетелями. Он много видел и многое испытал. В 27 лет за дружбу с «петрашевцами» был приговорён к смертной казни. В день исполнения приговора прошёл через инсценировку расстрела и был помилован. Четыре года провёл в кандалах на каторге. После отбытия срока был списан в солдаты. Долго и мучительно болел игроманией. Написал несколько великих романов, среди которых знаменитое «Пятикнижие Достоевского» – «Преступление и наказание», «Идиот», «Бесы», «Подросток» и «Братья Карамазовы». За умение описывать пограничное состояние человека, носит звание «знатока» или даже «патологоанатома человеческих душ». Наряду со Львом Толстым и Антоном Чеховым входит в тройку самых читаемых русских классиков на планете.

Сегодняшний материал – о Достоевском-человеке. Как он выглядел, какими чертами характера обладал, что любил, и что ненавидел. В качестве источника использованы дневниковые записи жены писателя, его детей и знакомых.  

Внешность. Солдатское лицо с прекрасными глазами

dostoevskiy12

Молодой Фёдор Достоевский

Рост – ниже среднего, широк в плечах, каштановые мягкие волосы, карие глаза. Современники Достоевского, оставившие нам свидетельства о встречах с писателем, разнятся в стиле описания, но схожи в одном: Фёдор Михайлович был представителем того самого русского типа, который часто называют «солдатским». Так литературный критик Николай Страхов писал, что Достоевский имеет «совершенно простонародные черты лица». При этом его манера изыскано одеваться резонировала с простотой внешности: писатель любил безупречно пошитые костюмы, цилиндры и «безукоризненной белизны голландское бельё».

Умный лоб и прекрасные глаза – самые частые комплименты в дневниковых откровениях. По словам друзей, смотрел Достоевский на собеседника всегда в упор, даже, если перед ним была монаршая особа. «Это были живые, в высшей степени внимательные глаза, казалось, смотревшие вам прямо в душу и видевшие её всю насквозь, со всеми её изгибами и тайниками», – вспоминал литератор и редактор Анатолий Александров. Под впечатление глубоких испытывающих глаз попала и писательница Наталья Толиверова: «Иногда они лихорадочно блестели, иногда казались потухшими, но в том и другом случае производили равно сильное впечатление». А Степан Яновский, врач и давний друг Достоевского, написал целую оду его «великолепно сформированному» черепу. По его словам «обширный лоб и выделявшиеся лобные пазухи делали голову Федора Михайловича похожею на Сократову».

Характер. Горячностью испугал императрицу

dostoevskiy13

Друзья описывают Фёдора Достоевского, как нелюдимого, но очень доброго человека

«Утешающий одних и раздражающий других». Так описала характер писателя Елена Штакеншнейдер, дочь известного архитектора Андрея Штакеншнейдера. Эту человеческую двойственность, которую сам гений так реалистично описывал в романах, отмечали многие современники Достоевского. Фёдор Михайлович был выраженным интровертом, враждебно настроенным к незнакомцам. Математик Софья Ковалевская говорила, что «как все нервные люди, он испытывал досадливую конфузливость, когда попадал в незнакомое общество». Но, если подпускал человека близко, любил истово. Писатель Всеволод Соловьёв с нежностью вспоминал, как Достоевский обращался к нему по-дружески «голубчик»: «Это действительно особенно ласковое слово любят очень многие русские люди, но я до сих пор не знал никого, в чьих устах оно выходило бы таким задушевным, таким милым…».

При этом «почти все собратия его по литературе его не любили» (запись сделана Анной Григорьевной, второй женой писателя). Публицист Владимир Мещерский утверждал, что это несправедливо, и «не было человека добрее Достоевского»: «Он готов был всё, и жизнь, и последний грош, отдать на помощь другому, но как часто я слышал, что никто так не казался злым человеком, как он…». Добротой и истинным христианством Достоевского нередко пользовались мошенники и попрошайки всех мастей. И он никому не отказывал. При этом был запредельно скромен и даже строг к себе, как к автору. «Совсем не знает себе цену», – часто сетуют в дневниках друзья гения.

У него была манера говорить по нарастающей. Начинал тихо, почти шёпотом, увлекаясь, переходил на экспрессию. Однажды он оконфузился во Дворце. Из воспоминаний племянницы писателя Марии Ивановой: «Как известно, Фёдор Михайлович говорил крайне завлекательно и с пленительным красноречием, но при этом у него была пагубная привычка, часто встречавшаяся в подобных случаях, придерживать своего собеседника за пуговицу или за полу. Как-то ему пришлось говорить с государыней императрицей Марией Фёдоровной с глазу на глаз. Вопрос был животрепещущий, и Фёдор Михайлович увлёкся. Велик был его ужас, когда, очнувшись, он заметил, что держит собеседницу за платье и находится с ней уже у самой стены покоя. Оказалось, что во время разговора государыня удивлённо отступала да отступала от теребившего кружево её платья красноречивого собеседника, однако не желала прервать его, так как сама живо интересовалась его речью и была так ею растрогана, что на глазах у неё появились слёзы. Фёдор Михайлович, разумеется, стал горячо извиняться, но государыня просила его не смущаться и продолжать свою речь».

Работа. Великий прокрастинатор

dostoevskiy14

Фёдор Достоевский долго вынашивал идеи романов

Писал Достоевский скоро, а вот настраивался долго. То, что сегодня называют модным словом «прокрастинация», Анна Григорьевна Достоевская в своих дневниках называла «раскачка»: «Ничего не было труднее для него, как садиться писать, раскачиваться». Николай Страхов вспоминал, что «Фёдор Михайлович всегда откладывал свой труд до крайнего срока, до последней возможности; он принимался за работу только тогда, когда оставалось уже в обрез столько времени, сколько нужно, чтобы её сделать, делая усердно».

Достоевский был «совой» – в большинстве случаев писал по ночам. Ему было комфортно работать в тиши дома, когда все уже спят. Заканчивал труд обычно около шести утра. Вставал после полудня. В верхнем ящике стола хранил допинг – сладости на любой вкус. Вторая дочь писателя и его мемуарист Любовь Достоевская, утверждала, что отец был лакомка: «Хранил в ящике книжного шкафа коробки с винными ягодами, финиками, орехами, изюмом и фруктовой пастилой, какую делают в России. Охотно ел их и днём, и ночью». Наборщик Михаил Александров вспоминал любовь Достоевского к чаю. Этот напиток он заваривал лично, по особому рецепту, пил по нескольку стаканов за раз и непременно с двумя кусками сахара. Алкоголь Достоевский не жаловал и часто сокрушался о разрушительной его силе, который он оказывает на русского человека.