Забытый гений Аполлон Майков

У нас есть два врага – мы знаем!
Один – завистников вражда:
Не усмирив их, не влагаем
Меча в ножны́ мы никогда;
Другой наш враг – и враг кичливый –
То дух невежества строптивый!..
О Русь! их купно поражай!
Одних мечом, других сатирой,
И бранный меч с правдивой лирой
Единым лавром обвивай!

Сможете ли вы угадать автора этих строк? Если не можете – не отчаивайтесь! Мы вам поможем и расскажем сегодня про уникального русского поэта. Он был известен и весьма успешен при жизни, но ныне – почти забыт.

4 июня 1821 года родился Аполлон Николаевич Майков.

Майков уникален многими фактами своей биографии.

Так, например, он одинаково хорошо рисовал и писал стихи. Одно время даже колебался, с какой частью своей души связать будущую профессию. И это неудивительно. Ведь отец поэта был художником, а мать – писателем. Так что оба таланта, можно сказать, у Майкова врождённые.

Так же, как и в искусстве, в своих политических взглядах Майков был неоднозначен.

Начав с кружка петрашевцев (придерживавшихся социал-демократических взглядов), позже – перешёл к охранительству и славянофильству. В политическом судилище по делу петрашевцев фамилии Майкова не было. Возможно, потому, что он отошёл от участия в пятничных собраниях раньше, чем участников этих посиделок взяла в оборот тайная полиция.

«Поэт в России – больше, чем поэт!». Такое утверждение точно не про Майкова. В своём творчестве он опирался на античную традицию воспевания прекрасного и практически не затрагивал остросоциальные темы. Что обусловило некоторое забвение автора в советское время, когда у литературоведов в чести были поэты и писатели, имевшие ярко выраженную антикрепостническую или даже революционную позицию.

Майков, напротив, был тем, кого уместно назвать «охранителем». Он буквально воспевал Николая Первого, работал цензором, внимательно проверяя иностранную литературу на предмет революционной крамолы. В 1882 году Майков, действительный статский советник, стал председателем Комитета по иностранной цензуре. Это была очень высокая должность, которую царь мог доверить только идейно близкому человеку.

Будучи высокопоставленным чиновником, Майков не был замечен в каких-то репрессивных действиях к инакомыслящим. И это ещё одна удивительная черта этого человека. Ведь его охранительство также не было заметно в большинстве случаев и на страницах написанных им стихов.

Многие литераторы с активной политической позицией недолюбливали Майкова, считая его в некотором смысле конформистом (человеком, не имеющим твёрдых убеждений), и дали ему обидную кличку «флюгер-поэт». Известный критик Добролюбов придумал даже несуществующего поэта Аполлона Капельникова, от лица которого писал вирши, высмеивающие политические и литературные подходы Майкова.

А вот Фёдор Достоевский придерживался другого мнения: «Читайте Майкова, глубже вчитывайтесь в него... Это истинный поэт, и каждое слово его дорого».

Эпиграмма, написанная Майковым в 1856 году, заставляет нас усомниться в его консерватизме:

Бездарных несколько семей
Путём богатства и поклонов
Владеют родиной моей.
Стоят превыше всех законов,
Стеной стоят вокруг царя,
Как мопсы жадные и злые,
И простодушно говоря:
«Ведь только мы и есть Россия!»

Скорее, Майков, как умный и трезвомыслящий человек, видел и плюсы, и минусы сложившегося строя, но старался направить свои деяния внутри государственного аппарата на улучшение текущего положения вещей. Стоит признать, что это ему не особо удалось.

Майков, творивший на протяжении длительного периода от золотого и до серебряного века русской литературы, удостоился отдельного очерка известного русского поэта, философа и очень тонкого литературного критика Дмитрия Мережковского.

В нём, подводя итог творчеству Аполлона Николаевича Майкова, Мережковский писал: «Судьба сделала жизненный путь Майкова ровным и светлым. Ни борьбы, ни страстей, ни врагов, ни гонений».

Да, так и было. Но разве это плохо?